б
в
д
е
ё
ж
з
и
л
м
н
о
с
т
у
ф
ц
ш
щ
э
ю
я
Фотографы

Хельмут Ньютон

Клиффорда Тарлоу, 25.02.2013, 07:49 – комментариев: 0

Знакомство с фотографиями Хельмута Ньютона подобно встрече с хозяином шикарного банкета, когда все ваши догадки о нем оказываются ложными

Рекомендуйте нас друзьям )

Хельмут Ньютон фотожурнал в кадре

 

ХЕЛЬМУТ НЬЮТОН – одна из самых узнаваемых личностей в мире моды -  раздвинул границы жанра «ню» в фотографии. Уже тот факт, что он не покидал авансцену на протяжении нескольких десятилетий – редкость в издательском деле и модном бизнесе. Но несмотря на это он никогда не забывал, что был беженцем, спешно покинувшим нацистскую Германию и что его первый прорыв как фотографа удался в Австралии, а австралийцы, как известно, - самая непретенциозная нация на планете.

Есть тут, однако, некоторое противоречие, граничащее с загадкой.  Ньютону не нравилось, когда его называли художником. В то же время его работы оставили неизгладимый след в искусстве второй половины прошлого века. Он утверждал, что в модели его не интересует внутренний мир – «лишь грудь, ягодицы и ноги». Тем не менее его фотографии изображают личные моменты, частные жизни и вызывают то будоражащее чувство, как будто мы заглядываем прямо в неприкрытую, живую, дикую душу. Напрашивается вывод, что нагота в работах Ньютона – лишь метафора уязвимости человеческого бытия.

Обнаженная женщина у Ньютона демонстрирует свое равнодушие ко всему, осознавая сексуальность своего тела, не скрывая свою гордость и все это - с некоторым налетом высокомерия. Нет в них ни сомнения, ни других проявлений слабости. Они кажутся далекими, но  все же доступными, и приоткрывают занавес непознанных моментов в жизни женщины так, будто бы никакая камера не ловит их движения. «Задача в том», - сказал он однажды, « чтобы раскрыть сущность женщины на снимке».

Хельмут Ньютон фотожурнал в кадре

‘…его фотографии изображают личные моменты, частные жизни и вызывают то будоражащее чувство, как будто мы заглядываем прямо в неприкрытую, живую, дикую душу.’

Известные красавицы, финансовое положение которых отнюдь не вынуждало их раздеваться перед камерой, часто чувствовали необходимость сделать это, если камера принадлежала Хельмуту Ньютону.  Сигурни Уивер, Клаудиа Шифер, Наоми Кэмпбэл, Джерри Холл, Шарлотта Рэмплинг, Катрин Денёв. «У него чувство Матисса и глаз вуайериста»,- однажды сказала Денёв. Это чувство-то и превращало его работы в уникальные шедевры.

По мнению Шарлотты Рэмплинг, Ньютон был кино-режиссером, решившим фотографировать сцены из фильма. Его фотографии могут поведать целые истории, а зритель желает знать, что только что произошло и что будет дальше.  « Для меня съемка сходна с достижением оргазма, когда останавливаешь и должен начинать сначала», - делится Рэмплинг.

 «Этот процесс навевает на меня эротическую меланхолию».

Хельмут Ньютон фотожурнал в кадре

 

Ньютон не только лишь фотографировал женщин – они работали заодно. То чувственное, меланхолическое переживание, описанное Рэмплинг, - духовное соприкосновение в наивысшей точке, какое бывает между любовниками, и отпечатки неопровержимой близости Ньютон запечатлевал в каждой серии снимков, как будто он посвятил свою жизнь документированию продолжительного романа.

Невозможно скопировать портрет Ньютона. Даже работая с  тем же освещением, с той же моделью в точно такой же позе, ибо только Ньютон умел в увиденном в видоискателе подметить нужную ему двузначность, новое или необъяснимое.  

Оценил ли бы он такой анализ? Без сомнения, он бы лишь посмеялся своим особым смехом и щёлкнул бы затвором еще раз. Фотография была его страсть, его помешательство: его бесконечная история любви. Своей будущей жене Джун он сказал, когда они встретились в Австрии в 1948 году, что любовь к ней всегда будет на втором месте. Это стало основой идеального брака, и на протяжении 50ти лет она была его партнером, личным секретарем, критиком… и его моделью.

Хельмут Ньютон появился на свет в состоятельной семье в Берлине в 1920 году. «Ревущие двадцатые», юбки теряли в длине, женщины впервые пробовали свободу на вкус. Молодой Хельмут навсегда запомнил восхищение, которое вызывали голые руки его красавицы-матери в коктейльном платье. Он любил, лежа в кровати, наблюдать как служанка, обнаженная  до пояса, расчесывает волосы по утрам. Он обожал женщин. Свою автобиографию он назвал «Мир без мужчин». Этот мир он создал у себя в воображении еще мальчиком и жил в нем, будучи мужчиной.


Фирма его отца занималась изготовлением швейной фурнитуры. Конечно, отец хотел бы, чтобы сын продолжил его дело, но, подарив Хельмуту фотокамеру  на двенадцатый день рождения, он привел в движение колесо судьбы. Хельмут прервал обучение в школе и стал ассистировать фэшн-фотографу Ива, обучаясь секретам «темной комнаты» и фантазируя о красивых женщинах в узких юбках на высоких каблуках, мелькающих на бульваре Курфюрстендамм. Любовь к черным туфлям на высоких каблуках он унес с собой в мир иной.

Ньютон был евреем. Когда Ночь разбитых витрин (Хрустальная ночь) разрушила призрачное чувство защищенности в гитлеровской Германии, семья Ньютона бежали в Южную Америку на корабле, а сам он в одиночку отправился на Дальний Восток. Ему было не суждено снова увидеть своих родителей.

Из Синагупра Ньютон перебрался в Австралию с недействующим немецким паспортом в кармане и сразу же был встречен как чужак. Одежду  заключенного он вскоре сменил на армейскую униформу и 4 года служил на благо Австралии как рядовой солдат. Все это время он без устали фотографировал, использовав километры пленки, запечатлевая сцены сражений и мужчин на поле боя.

Время шло,  и Ньютон уже видел в зеркале стройного красивого молодого человека. После войны в нем проснулся вкус к шёлковым рубашкам и хорошей жизни, которые он в то время мог себе позволить, играя роль альфонса скорее, чем продавая свои снимки.

Но камера тоже всегда была с ним, символ его личности, инструмент достижения его амбиций. Его побег из Германии и раннее отрочество вдали от семьи вынудило его вести самостоятельную кочевую жизнь, и эту независимость он сохранил до конца жизни. Несмотря на внушительную площадь,  в Австралии Ньютону стало тесно и он вернулся в Европу.  Сначала выбор его пал на Англию, но и страна, и жители туманного Альбиона  показались ему чересчур холодным и замкнутыми.

С переезда в Париж по Ламаншу началась еще одна история любви в его жизни. Париж, город художников, был его вдохновением: запах теплых круассанов навевал ему воспоминания о пекарнях довоенного Берлина,  а развивающиеся на ветру короткие  юбки на Елисейских полях напоминал ему девушек на Курфюрстердаме. Еще в «темной комнате» в Берлине он мечтал о месте в Vogue. В Париже он наконец начал работу для французского Vogue, где его  сразу же ждал успех благодаря его новаторским,  дерзким и противоречивым съемкам.

Он вытягивал  своих моделей из студии, чтобы использовать естественное освещение и снимал там, где зритель наименее всего ожидал бы появление красотки в haute couture. И пусть мода тех времен уже отошла у прошлое  - такова ее сущность, но фотографии Ньютона так же свежи и оригинальны.  Берлин остался в его памяти городом движущихся теней и мягкого рассеянного света, и куда бы он не поехал, эти воспоминаний придавали его фотографиям  чувственность и отсылали к настроению декаданса.

Хельмут Ньютон фотожурнал в кадре

 

Ньютон стал легендой благодаря своим рискованным фэшн-съемкам. Он почерпнул вдохновение в кабаре 30тых годов. Он снимал в жанре "ню" в пышных бальных залах прошедших эпох, в тусклых отельных номерах с бархатными драпировками и свечами в канделябрах, как если бы за ним по пятам следовал призрак прошлого.

Его работы олицетворяли настоящий пир, праздник, торжество жизни.

‘… он говорил, что в фотографии только два бранных слова: "хороший вкус" и "искусство" ‘

Хельмут Ньютон брался за каждый предложенный ему заказ. Он любил деньги и наслаждался как роскошью, так и свободой, которую они представляли. А пока его работы перекочевывали со страниц журналов на стены выставочных залов, он занимался и фотосессиями для Vogue, и готовил свои выставки в галереях. Он говорил, что в фотографии только два бранных слова: "хороший вкус" и "искусство".

Хельмут Ньютон фотожурнал в кадре

 

Он называл себя "наёмным пистолетом"/пистолетом /  оружием, готовым к выстрелу и неутомимо трудился на протяжении 10 лет, двигаясь от угла к углу в квадрате, в котором заключал свою жизнь: между Францией, Монако, Германией и Лос-Анджелесом.  Он обожал кино. Все его жизнь была фильмом, бесконечным экшеном, и он проживал сцену за сценой, пока бешеный ритм не уложил его в больницу с сердечным приступом в 1971.

Почудилось ли ему, что его время на земле истекало? В любом случае, он встал на ноги неимоверно быстро и поспешил снова взяться за работу. Он потребовал привезти ему фотоаппарат и стал снимать врачей, персонал больницы, посетителей, а, покинув больницу, внес важное изменение в свой принцип работы. Теперь Ньютон говорил кутюрье, что ему нужно снять, а тот либо соглашался, либо вынужден был искать другого фотографа.  Работы Ньютона становились все эротичней и нахальней.

Хельмут Ньютон фотожурнал в кадре

 

В 1976 он издает первую  "Белые женщины"  (White Women), позиционируя себя как главного провокатора в мире моды.  Его работы были настолько необычны, что Vogue стал использовать их как свою визитную карточку: а все остальные должны были соответствовать этому  золотому стандарту.

С самых юных дней Ньютон вел насыщенную, беспечную жизнь, которая отразилась в его фотоработах. У него было бесчисленное множество романов, о которых он говорил с нарциссизмом, но, возьми он в руки фотоаппарат,  гордость отодвигалась на задний план и закипала работа.

Катрин  Денёв верно пометила, что магия работ  Хельмута Ньютон, как и Матисса, - в неуловимости, в отрицании реальности в угоду желанию. Красивые женщины прекрасно осведомлены в собственной соблазнительности. Они знаю, как их красота возбуждает воображение мужчин. По этой причине знаменитости, желавшие пополнить коллекцию своих фотосессий съемками в жанре "ню", хотели позировать именно Ньютону.

Хельмут Ньютон фотожурнал в кадре 

 

Снимки Ньютона появлялись во всех крупных  изданиях от глянцевых книг по искусству до Vogue и Playboy, основатель которого  Хью Хеффнер считал Ньютона гением. "Его талант был знаковым. Он раз двинул границы фотографии и повлиял на десятки, сотни других фотографов следующих поколений".

Хельмут Ньютон фотожурнал в кадре

 

Автор английского издания журнала «Crash» Дж.Г.Бэллард назвал фотографии  Ньютона  столь же ожидаемыми, как завтрашние вести, а ведь они на самом деле в какой-то мере  предвещали будущее. « Пускай его клиенты и их рекламные агентства были бы шокированы от подобной мысли, я считаю, что при просмотре работ Ньютона сразу понимаешь, что первоначальной целью создания всего этого великолепия не было продать коллекцию дорогих вечерних платьев».

А значит, Хельмут Ньютон был больше, чем просто фэшн-фотографом.

 

«Я вижу его»,- добавляет Бэллард, - «истинным художником, избравшим фотографию способом самовыражения. Он использует свой подход к женщинам, дорогие наряды и экзотические места съемок единственно ради создания своего уникального вымышленного мира».


В то время как творчество многих современников Ньютона сейчас кажется нам старомодным, банальным или избитым (например, Энди Уорхол), работы Ньютона такие же свежие, поэтичные и сбивающие с толку, как и в день создания. Жанр «ню» всегда вызывал неодобрение. Цензура всегда готова накинуть темный плащ на то, что ей кажется вульгарным.  Она лишь скользит взглядом по поверхности, не замечая волшебства, не видя кисти художника. Хельмут Ньютон никогда не принижал достоинство своих моделей. Он заставлял их ощутить себя в гуще его собственных желаний, в мире, где они правили с гордостью и страстью, и сами модели, в отличие от некоторых критиков, это прекрасно понимали.

Хельмут Ньютон скончался в 2004 году, оставив за спиной 83 года. Это произошло, когда он выезжал на своем Кадиллаке из Шато Мармон, Голливуд. Он потерял управление и врезался  в стену, концовка фильма, которая, наверное, пришлась бы ему по душе.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи!!!

Комментариев пока нет