б
в
д
е
ё
ж
з
и
л
м
н
о
с
т
у
ф
ц
ш
щ
э
ю
я
Фотографы

Кольберт Грегори

Дарья Демкина, 15.12.2011, 20:29 – комментариев: 0

Дело художника – восстанавливать связь, расчищать горизонты от той беспорядочной груды ничтожных фактов, которые, как бурелом, загораживают все исторические перспективы. Александр Блок

Рекомендуйте нас друзьям )

Ранний жизненный путь Грегори Кольберта нельзя назвать примечательным или особенным. Он родился в Торонто в 1960 году. В школе Грегори не блистал выдающимися талантами, мало общался со сверстниками и много времени проводил за книгами. Позже, вспоминая это время, он говорил, что главный плюс плохих учителей состоит в том, что благодаря ним учишься искать знания самостоятельно. Грегори не стал получать высшее образование, он пробовал себя в сфере финансов и недвижимости.

Впоследствии офисная волокита вызывала у него лишь желание бросить все, укрыться на необитаемом острове в Тихом океане и писать книги. Однако судьба привела Грегори Кольберта в Париж, где начиная с 1983 года он начал снимать. Результатом его работы стал ряд документальных фильмов о проблемах общества - «Последние слова», «В поисках дороги домой», а «На грани: хроника СПИДа» (On the Brink – An AIDS chronicle) был выдвинут на премию АСЕ в 1985 году.

Постоянная работа с видео обусловила увлечение фотографией. В 1992 году в Елисейском музее (Le Musеe de l’Elysеe) в Швейцарии прошла первая выставка «Волны времени» (Timewaves) которая была тепло встречена публикой и получила одобрение критиков.

После 1992 года можно провести черту, за пределами которой начинается необыкновенный путь Кольберта как фотографа, режиссера и философа. Путь длиною в 10 лет, пролегающий через 60 экспедиций, и съемки более 130 видов животных. В это время Кольберт не участвовал в выставках, не публиковался, не снимал фильмов. Он полностью ушел в проект, не ограничивая себя ни временем, ни пространством, ни пределами привычного. Так все фотографии и видео–фильмы сняты на 35-мм пленку и никогда не обрабатывались посредством компьютера. Уже позже, после окончания экспедиций, Кольберт говорил, что его целью было исследовать взаимоотношения между человеком и животным изнутри. Вновь услышать голос животного мира и восстановить утерянную связь человечества и природы. Не только увидеть внешнюю красоту, но попытаться услышать голос всех живых существ, которые встречаются в их естественной среде обитания. «Цель в том, – говорит сам фотограф, – чтобы стереть те искусственные и естественные границы, которые появились между человеком и животным миром».

У берегов Тонго Кольберт сам взаимодействовал с животными и плавал, или, как говорит сам автор, танцевал с огромным 55-тонным кашалотом. «Мои съемки длились так долго не только из-за любви к природе, – вспоминает Кольберт. – Непросто навязать танец кашалоту, который ударом хвоста может разломить надвое 50-ти метровое судно. Об этом даже думать страшно. Так каждый сюжет мог оказаться последним». Для работы с кашалотами приходилось строить звуковые передатчики, которые бы привлекали млекопитающих. Многие из научных сотрудников, участвовавших в проекте, хотя и изучали китов годами, никогда прежде не плавали с ними.

Людей для съемок вместе с животными Кольберт отбирал особым образом, стремясь найти в них способность вступать в контакт и чувствовать зверей, потому что «если слону станет скучно, он станет зевать вам в лицо».

На снимках запечатлены красивые восточные женщины, дети с экзотическими животными в далеких землях возле древних почитаемых памятников. Одухотворенные молодые монахи, поклоняющиеся слонам в храмах на равнинах бывшей Бирмы. Полуобнаженная дочерь Африки с волосами, заплетенными в экзотический венец, задумчиво опирается о бок бдительного гепарда в пустыне Намиб. Грациозная светлокожая женщина кружится с перьями в руках рядом с пролетающим орлом в храме Амун в Карнаке, и будто становится частью настенных барельефов.

У людей обязательно закрыты глаза. Такая особенность создает закрытую, интимную композицию внутри кадра.
С другой, философской, точки зрения, это трактуется как символ сокращения той пропасти, которая образовалась между людьми и животным миром. В процессе работы Кольберт никогда не давал комментариев о времени ее окончания или о содержании. На все вопросы прессы он отвечал в духе: «Это останется между мной и слонами».

Gregory Colbert

Результатом десятилетней одиссеи стал проект под названием «Пепел и снег» (Ashes and Snow), впервые представленный широкой общественности 9 апреля 2002 года. И это не просто выставка фотографий. Это сложный, комплексный и полностью завершенный проект с необыкновенной подачей. В рамках экспозиции представлены 50 фотоснимков, один полнометражный фильм «Пепел и снег», два короткометражных, названных «Летающие слоны», и новелла, состоящая из 365 писем, по одному на каждый день года, которые отправлял сам Кольберт, или его лирический герой, своей жене.

Периодическое издание «Глоб энд Мейл» (The Globe and Mail) так писало об этом событии: «Кольберт открыл «Пепел и снег», выставку фотографий, беспрецедентную по своему охвату и масштабу. Она занимает более 12 600 квадратных метров и уже объявлена крупнейшей персональной экспозицией Европы». Увеличенные до размера 1х3 метра снимки напечатаны в тонах сепии на японской бумаге ручной работы. У фотографий нет названий, что позволяет зрителю быть свободным в трактовке и анализе изображения.

Идея организации выставочного пространства зародилась еще в 1999 году. К разработке был привлечен японский архитектор Бен Шигеру (Ban Shigeru), известный использованием нестандартных материалов и неожиданным результатом. Так, в 2005 году для второй по счету выставки в Нью-Йорке был спроектирован Кочующий музей (Nomadic Museum). Его стены высотой 11 метров выполнены из 152 грузовых контейнеров, установленных друг на друга в шахматном порядке. Внутреннее пространство призвано напоминать о величии египетских храмов, и оформлено галереей с колоннами, сделанными из перерабатываемого картона, освещение мягко заполняет все пространство, создавая таинственный полумрак со световыми акцентами на фотографиях. Снимки подвешены на тонких шнурах и, кажется, парят между колоннами. В таком виде музей побывал в Японии и Мексике.

После закрытия выставки 27 апреля 2008 года оказалось, что она привлекла внимание более чем десяти миллионов посетителей, и это сделало ее самой популярной за всю историю прижизненных экспозиций, принадлежавших одному автору.
В настоящий момент Грегори Кольберт вновь ушел от внимания общественности. Он совершает некую прогулку – на этот раз с камерой «Хассельблад» (Hasselblad) – и обещает показать результаты не раньше 2012 года.

Оставлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи!!!

Комментариев пока нет